Category: архитектура

Наш мирный Друг

Скука это чудо!

Скука это типичное состояние одержимых, когда бесы их покидают по тем или иным причинам.
Например рядом оказался мастер осознанности.

Скука это идеальное состояние для практики. В монастырях скучно.
За что мы не возьмемся скучаючи все воспринимается без бесовского энтузиазма, а так, как оно есть - равностно. Мы можем это делать а можем не делать. Нет разницы.
Все воспринимаемое воспринимается просто как звук, свет и лучи.
Ум не достраивает иллюзий, но и не засыпает.

Мы пытаемся начать привычную последовательность действий, но действие нас не увлекает. Скучно.
Увлечение действием, привычки и есть бесовщина.
Интерес это одна из форм неведения.
В скуке нет бесовщины.
Все, кто бросили курить бросили потому, что им вдруг стало скучно курить.

В скуке легко заметить насколько же мы ничтожны.
В скуке нас вообще нет.
Просто скучающие не обращают внимание на это чудо полного исчезновения себя с полным сохранением восприятия.

Именно поэтому так мало интересных фильмов о реализованных мастерах.
Их жизнь кажется чертовски скучной, хотя сами они погруженны в бездонные блаженные просторы и вечность царского самадхи.
Скуку от этого самадхи отделяет тонкая стеночка двойственности и ожидания.
Не печальтесь, что Вы вдруг исчезли. Скука это ожидание возврата бесов.

Вслушайтесь, всмотритесь, внюхайтесь, вкусите...
Органы чувств это сидхи, они способны победить любую скуку отныне и вовеки веков.
Аминь.
Наш мирный Друг

Матрица, Матрица, повернись ко мне своим детерминантом, а к лесу бессмысленными цифрами.

Первая матрица вдохновлялась Шамбалой и снималась по её заказу.

Обычные одержимые  сценаристы не способны переделывать свои сценарии и при этом поддерживать вдохновение и качество. Именно поэтому сейчас так много снимается никчемных фильмов.
Богатство альтернативных вариантов сценаристам даёт изначальная Шунья.

В остальных матрицах Святого Духа уже меньше...
Ведь какая мотивация снимать продолжение, а не иной фильм? Боязнь провалиться в прокате?
Фобии противоположны мотивациям Святого Духа.

Количество вложенных уровней нашей матрицы может быть бесконечным. Каждое наше перерождение - это переход на иной уровень. И каждый раз  предыдущий уровень оказывается иллюзией, подобным сну. И каждый раз на очередном уровне обстоятельства нас убеждают в его самой, что ни на есть настоящности. Будь то Дэва-Лока или мир адов.

Поэтому уровни матрицы можно различать только по смене нашего мировоззрения.
Чем сильнее мы воспринимаем окружающий мир, как иллюзию - тем ближе мы к чистой земле обет-ованной.

Например, у меня служба в Монголии прошла как сон и кошмар.
И во время службы я понимал что это всего-лишь сон и всего-лишь кошмар.
Незабываемый экспириенс после 20 лет ожесточенной комфортной настоящности.



Оригинал взят у tundra_everyday в Матрица: неизвестный финал

.

Это гениально. Да, так все и должно быть.
.

Многие считают, что братья (тогда еще) Вачовски, собственно, сотворили один-единственный фильм, на славе которого и строили всю свою последующую карьеру. Первая «Матрица» гениальна. Вторая и третья части трилогии далеко ушли в сторону чистой коммерции, и этим слегка подпортили послевкусие, но то, что оригинальная картина оказалась выше всех и всяческих похвал — это уж точно.

К сожалению, переполнив сногсшибательными спецэффектами продолжения, забив их под завязку персонажами и второстепенными событиями, авторы «Матрицы» утратили обжигающую простоту оригинала, чему своеобразный хэппи-энд с восходом солнца только поспособствовал.

Но что вы скажете, если узнаете, каков был оригинальный замысел Вачовски? Будь он воплощен на экране должным образом — эффект от «Матрицы» был бы усилен втрое, ведь по жестокости финального поворота событий фильм превзошел бы даже «Бойцовский клуб»!

Сценарий «Матрицы» создавался Вачовски на протяжении более чем пяти лет. Годы непрерывного труда породили целый иллюзорный мир, густо пронизанный сразу несколькими сюжетными линиями, время от времени причудливо переплетавшимися между собой. Адаптируя свой колоссальный труд для экранизации, Вачовски изменили так много, что, по их же собственному признанию, воплощение их замыслов оказалось лишь «фантазией по мотивам» той истории, что была придумана в самом начале. Хотя, конечно, основная идея всегда оставалась неизменной.

Самое интересное заключается в следующем: на определенном этапе из сценария в конечном итоге была убрана на редкость занимательная составляющая - суровый финальный твист. Дело в том, что с самого начала Вачовски задумывали свою трилогию как фильм с, пожалуй, самым печальным и безысходным концом, какой только можно себе представить. Судя по обширному фрагменту сценария, который был отвергнут весь целиком на этапе согласования производства картины с продюсером Джоэлом Сильвером, мы лишились на редкость ошеломляющего финала, который уж точно смотрелся бы лучше того «хэппи-энда», который в конце концов попал на экраны.

Прежде всего, стоит оговориться, что сценарные наброски и разные варианты одного и того же фильма, будучи отвергнутыми, далее не дорабатывались, поэтому многое осталось не увязанным в стройную систему. Так, в «грустном» варианте трилогии события второй и третьей частей довольно сильно урезаны. При этом в третьей, заключительной части начинается развертывание настолько суровой интриги, что она практически ставит с ног на голову все события, происходившие ранее по сюжету. Точно так же финал шьямалановского «Шестого чувства» полностью перетряхивает все события фильма с самого его начала. Только в «Матрице» зритель новыми глазами должен был взглянуть практически на всю трилогию. И очень жаль, что Джоэл Сильвер настоял на реализованном варианте — этот явно лучше.

Итак, оригинальный сценарий истории:

С момента окончания событий первого фильма проходит шесть месяцев. Нео, находясь в реальном мире, обнаруживает у себя невероятную способность воздействовать на окружающее: сперва он поднимает в воздух и гнет ложку, лежащую на столе, потом определяет положение машин-Охотников за пределами Зиона, потом в бою со Спрутами уничтожает одного из них силой мысли на глазах потрясенной команды корабля.

Нео и все окружающие не могут найти объяснение данному феномену. Нео уверен, что этому есть веская причина, и что его дар как-то связан с войной против машин, и способен оказать решающее воздействие на судьбу людей (интересно отметить, что в снятом фильме эта способность тоже есть, но она вовсе не объясняется, и на ней даже не особенно заостряют внимание — может, и все тут. Хотя, по здравом размышлении, умение Нео в реальном мире вытворять чудеса не имеет абсолютно никакого смысла в свете всей концепции «Матрицы», и выглядит просто странно).

Итак, Нео отправляется к Пифии, чтобы получить ответ на свой вопрос, и узнать, что ему делать дальше. Пифия отвечает Нео, что не знает, почему он обладает сверхспособностями в реальном мире, и как они связаны с Предназначением Нео. Она говорит, что тайну Предназначения нашего героя может открыть только Архитектор — верховная программа, создавшая Матрицу. Нео ищет способ встретиться с Архитектором, проходя через неимоверные трудности (здесь участвуют уже известные нам Мастер ключей в плену у Меровингена, погоня на шоссе и прочее) .

И вот Нео встречается с Архитектором. Тот открывает ему, что город людей Зион уничтожался уже пять раз, и что уникальный Нео был намеренно создан машинами для того, чтобы олицетворять для людей надежду на освобождение, и таким образом сохранять спокойствие в Матрице и служить ее стабильности. Но когда Нео спрашивает у Архитектора, какую роль во всем этом играют его сверхспособности, проявляющиеся в реальном мире, Архитектор говорит, что ответ на этот вопрос никогда не может быть дан, ибо он приведет к знанию, которое уничтожит все, за что сражались друзья Нео и он сам.

Третий фильм

После разговора с Архитектором Нео понимает, что здесь скрыта какая-то тайна, разгадка которой может принести долгожданный конец войны между людьми и машинами. Его способности становятся все сильнее. (В сценарии есть несколько сцен с впечатляющими боями Нео с машинами в реальном мире, в котором он развился до ультимативного супермена, и может почти то же, что и в Матрице: летать, останавливать пули и прочее)

В Зионе становится известно, что машины начали движение к городу людей с целью убить всех вышедших из Матрицы, и все население города видит надежду на спасение в одном только Нео, который вытворяет прямо-таки грандиозные вещи — в частности, получает умение устраивать мощные взрывы там, где он хочет.

Тем временем вышедший из-под контроля главного компьютера агент Смит, ставший свободным и получивший умение бесконечно копировать себя, начинает угрожать уже самой Матрице. Вселившись в Бэйна, Смит проникает также и в реальный мир.

Нео ищет новой встречи с Архитектором, чтобы предложить ему сделку: он уничтожает агента Смита, разрушив его код, а Архитектор открывает Нео тайну его сверхспособностей в реальном мире и останавливает движение машин на Зион. Но комната в небоскребе, где Нео встречался с Архитектором, пуста: создатель Матрицы поменял свой адрес, и теперь никто не знает, как его найти. Ближе к середине фильма происходит тотальный коллапс: агентов Смитов в Матрице становится больше, чем людей и процесс их самокопирования нарастает как лавина, в реальном мире машины проникают в Зион, и в колоссальной битве уничтожают всех людей, кроме горстки уцелевших во главе с Нео, который, несмотря на свои сверхспособности, не может остановить тысячи машин, рвущихся в город.

Морфеус и Тринити гибнут рядом с Нео, героически защищая Зион. Нео в страшном отчаянии увеличивает свою силу до совсем уж неимоверных масштабов, прорывается к единственному уцелевшему кораблю («Навуходоносор» Морфеуса), и покидает Зион, выбираясь на поверхность. Он направляется к главному компьютеру, чтобы уничтожить его, мстя за гибель жителей Зиона, и особенно — за смерть Морфеуса и Тринити.

На борту «Навуходоносора» прячется Бэйн-Смит, пытающийся помешать Нео уничтожить Матрицу, поскольку он понимает, что при этом погибнет и сам. В эпической драке с Нео Бэйн также проявляет суперспособности, выжигает Нео глаза, но в конце концов погибает. Далее следует совершенно сногсшибательная сцена, в которой ослепший, но все равно все видящий Нео сквозь мириады врагов прорывается к Центру и устраивает там грандиозный взрыв. Он буквально испепеляет не только Центральный Компьютер, но и самого себя. Миллионы капсул с людьми отключаются, свечение в них пропадает, машины замирают навсегда и взору зрителя предстает погибшая, пустынная планета.

Яркий свет. Нео, совершенно неповрежденный, без ран и с целыми глазами, приходит в себя сидящим в красном кресле Морфеуса из первой части «Матрицы» в абсолютно белом пространстве. Он видит перед собой Архитектора. Архитектор говорит Нео, что потрясен тем, на что способен человек во имя любви. Он говорит, что не учел ту силу, которая вселяется в человека, когда он готов пожертвовать своей жизнью ради других людей. Он говорит, что машины на это не способны, и поэтому они могут проиграть, даже если это кажется немыслимым. Он говорит, что Нео — единственный из всех Избранных, который «смог зайти так далеко».

Нео спрашивает, где он. В Матрице, отвечает Архитектор. Совершенство Матрицы заключается, в числе прочего, еще и в том, что она не допускает, чтобы непредвиденные события нанесли ей хоть малейший ущерб. Архитектор сообщает Нео, что они сейчас находятся в «нулевой точке» после перезагрузки Матрицы, в самом начале ее Седьмой Версии.

Нео ничего не понимает. Он говорит, что только что уничтожил Центральный Компьютер, что Матрицы больше нет, как и всего человечества. Архитектор смеется, и сообщает Нео нечто, шокирующее до глубины души не только его, но и весь зрительный зал.

Зион — это часть Матрицы. Для того, чтобы создать для людей видимость свободы, для того, чтобы дать им Выбор, без которого человек не может существовать, Архитектор придумал реальность внутри реальности. И Зион, и вся война с машинами, и агент Смит, и вообще все, что происходило с самого начала трилогии, было спланировано заранее и является не более чем сном. Война была только отвлекающим маневром, а на самом деле все, кто погиб в Зионе, боролся с машинами, и сражался внутри Матрицы, продолжают лежать в своих капсулах в розовом сиропе, они живы и ждут новой перезагрузки системы, чтобы снова начать в ней «жить», «бороться» и «освобождаться». И в этой стройной системе Нео - после его «перерождения» - будет отведена все та же самая роль, что и во всех предыдущих версиях Матрицы: вдохновлять людей на борьбу, которой нет.

Ни один человек никогда не покидал Матрицу с момента ее создания. Ни один человек никогда не умирал иначе, как согласно плану машин. Все люди — рабы, и это никогда не изменится.

Камера показывает героев фильма, лежащих в своих капсулах в разных уголках «питомников»: вот Морфеус, вот Тринити, вот капитан Мифунэ, погибщий в Зионе смертью храбрых, и многие, многие другие. Все они безволосы, дистрофичны и опутаны шлангами. Последним показывают Нео, выглядящего в точности так же, как в первом фильме в момент его «освобождения» Морфеусом. Лицо Нео безмятежно.

Вот как объясняется ваша суперсила в «реальности», говорит Архитектор. Этим же объясняется и существование Зиона, который люди «никогда не смогли бы построить таким, каким вы его видели» из-за нехватки ресурсов. И неужели, смеется Архитектор, мы позволяли бы освобожденным из Матрицы людям скрываться в Зионе, если у нас всегда была возможность либо убить их, либо подключить к Матрице снова? И неужели нам нужно было ждать десятилетия, чтобы уничтожить Зион, даже если бы он существовал? Все-таки вы нас недооцениваете, мистер Андерсон, говорит Архитектор.

Нео, с помертвевшим лицом глядящий прямо перед собой, пытается осознать происшедшее, и бросает последний взгляд на Архитектора, который говорит ему на прощание: - "В Седьмой Версии Матрицы миром будет править Любовь".

Звучит будильник. Нео просыпается, и выключает его. Последний кадр фильма: Нео в деловом костюме выходит из дома, и быстрым шагом направляется на работу, растворяясь в толпе. Под тяжелую музыку начинаются финальные титры.

Мало того, что этот сценарий выглядит более стройным и понятным, мало того, что в нем действительно блестяще объясняются сюжетные дыры, которые были оставлены без объяснений в экранизации — он еще и гораздо лучше вписывается в мрачный стиль киберпанка, чем исполненный «надежды» конец увиденной нами трилогии. Это не просто Антиутопия, но Антиутопия в своем самом жестоком проявлении: конец света давно позади, и ничего нельзя исправить.

Но продюсеры настояли на хэппи-энде, пусть и не особенно радостном, а еще их условием было обязательное включение в картину эпичного противостояния Нео и его антипода Смита как некого библейского аналога битвы Добра и Зла. В итоге довольно навороченная философская притча первой части досадно выродилась в набор виртуозных спецэффектов без особенно глубокой задней мысли.

Это никогда не будет снято. Остается только представлять, как это могло быть. И это могло быть очень, очень круто.

Наш мирный Друг

Каким Вы аршином меряете, таким и Вам отмеряно будет.

Однажды я подумал, что обычные люди живут в трёхмерном мире.
Теперь я понимаю, что это немного не так.

Хотя тело современных людей и живёт в трёхмерном мире, но умом своим большинство живёт в мире одномерном.

Только в одномерном мире встреча двух, двигающихся в разных направлениях,  умов разномышленников приводит к конфликту интересов, ибо они просто физически ентально не могут друг с другом разойтись в своей тесной одномерности по добру по здоровому. 

И удивительным образом истребеление инакомыслящих в СССР совпадает с истреблением саженей из Русских мер.

Но еще совсем недавно земные люди жили своими умами в трёх измерениях.
И, как и положено, у каждого из измерений была своя мера, своя сажень, на то они и разные измерения, что-бы их разными мерами измерять.
А связаны были между собой эти меры золотым сечением и плотно привязаны были к телу владельца, его собственной карме.
Поэтому потолки у Гуливера и лилипута высотой полторы сажени были одинаково комфортны.

А у мореходов добавлялось четвертое измерение бытия, глубина (ума) — морская сажень (равная 1,83 м).


Collapse )
друг

Наги Гома Русских Нагинь.

 Тулку Ургьен Римпоче, написавший такую замечательную книгу как "Нарисованное Радугой"...
высоко в горах над долиной Катманду был настоятелем женского монастыря Наги Гомпа *,
и в нём же завершил предыдущую свою земную жизнь в 1996 году...
--->

Именно в этом месте я и имел счастье проснуться сегодня, 8 марта... )))


По утверждению многих Римпоче - это самое чистое и святое место Непала.
Да, несомненно, они правы.
Мало того, что Нага Гомпа находится в охраняемом национальном заповеднике (вход - 250 рупий), так еще и попасть в этот небольшой монастырь в МНОГОЛЕТНИЙ!!! ретрит очень и очень не просто.
Т.е. в этом монастыре девушки (в том числе и Русские) практикуют с большим желанием и удовольствием.
И эта их невысказанная дхармическая радость,  счастливая песнь воспарившей души, буквально обволакивает всех, кто туда попадает...
И не простые девушки, а весьма обеспеченные, красивые девушки, у которых на родине остались большие бизнесы, роскошные недвижимости, отряды влюбленных поклонников, замечательные дети, самые радужные сансарные перспективы...)))
Вобщем истинные от-Добра-Добра-искательницы, Бодхисатвы, Дакине, Воплощенные Василисы Премудрые (Праджня Парамиты)...

С чем всех нас, сорадующихся благим делам других людей и поздравляю...)))

 P.S. Это место благословлено ещё предыдущим Буддой – Буддой Кашьяпой, Пятью Архатами и, конечно же, блистательной реализацией выдающегося Мастера Дзогчена 20 века, Тулку Ургьена Ринпоче /1920-1996/, который является отцом и коренным Учителем Тулку Чокьи Ньимы Ринпоче. 
друг

Освящены первые две Московские Ступы!

Ступа "три драгоценности" (названная так в честь трех тиглэ на эмблеме Рерихов)  стоит на заднем дворе Усадьбы-Центра Рерихов. (м.Кропоткинская) и доступ к ней открыт с 10 до 19 (планируется сделать до 22-00).
Согласитесь, она весьма органично вписалась в Русскую Архитектуру?

А ступа Паранирваны Лачунга Римпоче пока стоит в Центре Дхарма Дакини (м.Бабушкинская)


Те, кто уже спал рядом с ней, видели очень  добрые сны... ;)